Интервью с режиссером Иваном Дыховичным

0 285
0 0

Это интервью Иван Дыховичный дал в начале 1998 года Светлане Конеген для литературно-публицистического сборника "Амадей"

Еще со времен своей бытности актером театра на Таганке и вплоть до нынешних дней Иван Дыховичный (давно уже обретший статус модного кинорежиссера) имел репутацию отъявленного московского плейбоя. А стало быть, и вечного мальчика. И это удовольствие ему удалось растянуть надолго.
Достаточно сказать, что одной из самых начальных вех карьеры была женитьба нашего героя на дочке члена Политбюро товарища Полянского - по тем временам штука скандальнаяи почти невозможная.
Последним же штрихом оказался его роман с младшей дочерью г-на Березовского (надо полагать, интрига с губернаторской дочкой - игра хотя и старая, но весьма квлекательная)
Впрочем, видимость может быть обманчивой.
И, по свидетельству очевидцев, подлинной страстью этого человека является...нет, не то, о чем вы подумали, а автомобили.
В частности, в данный момент сердце г-на Дыховичного безраздельно принадлежит гоночной машине марки Porshe, предмету зависти поклонников этого типа партнеров.
И вот тут-то как раз впору поиграть с нашим героем в известную еще со времен Фрейда детскую игру "я и Оно"

AJ8dSX-zwNG-ivandyxovichnyj04.jpg


- Общеизвестна ваша безумная страсть к машинам. Молва утверждает, что вы меняете их так же часто, как и дам сердца. Скажите, действительно ли вы так ветренны в отношениях с машинами, как и с барышнями?

-Наверное, в моем отношении к машинам и впрямь есть какой-то эротический оттенок, хотя не думаю, чтобы он выражался столь уж непосредственно. Люди, мужчины и женщины, в душе - дети. И все они играют в подобного рода игры до самой смерти. Те, кто в них не играет, мне не интересны. В принципе, это не что иное, как страсть к каким-то крайностям, к игре по краям жизни. И для меня это нормально... Вот я марками, например, никогда увлечься не мог. Книги собирал, потому что это тоже вполне увлекательно...
А страсть к машинам - это ведь так понятно! Тем более что сейчас у многих появилась возможностьтакого выбора.
И здесь вкус и правильный выбор значат куда больше, чем просто деньги.
Меня к примеру, часто спрашивают: ну зачем тебе спортивная машина? Она низкая, в ней трясет и т.д. Они относятся к ней, как к походной кровати на все случаи жизни. А такой машины нет!
Я считаю, во всем надо быть последовательным до конца. Например, если бы решил купить себе мотоцикл, то ни в коем случае не стал бы покупать туристский, с кондиционером, а купил бы настоящий, кроссовый! Что, кстати, наверное, и сделаю, когда совсем уже с ума съеду... Но съеду, по крайней мере, на кроссовом мотоцикле!
Я ведь дворовый человек. Был хулиганом, занимался боксом, а не теннисом. И я во всем хочу быть адекватным самому себе.


FRXfRCZik_4-ivandyxovichnyj05.jpg

- С какой потерей вы бы справились легче - любимой девушки или ее, машины?

- Я понимаю, это вопрос чисто хохмаческий. Естественно, что человек в любом случае дороже любой машины. Конечно, я скорее потерял бы машину. Безо всяких проблем. Что я неоднократно и делал, когда вставали такие вопросы, а они бывали.

- Я знаю, что главной героиней вашего нового фильма по сценарию очень известного в Германии писателя Владимира Сорокина, с которым вы запускаетесь с сентября, оказывается как раз машина. И, признаться, создается впечатление, что машина-то и является вашей главной и, возможно, единственной музой, в творчестве и в жизни. Так ли это?

- По предыдущим моим картинам - будь то "Черный монах", "Испытатель", "Прорва" или "Музыка для декабря" - этого никак не скажешь. Так что машины сами по себе тут на при чем. Просто мне всегда казалось, что предметный мир стилистически как бы соединяет время, разные его фазы. Помню какую-то американскую картину ("Фрак" она называлась), где фрак передавался от одного хозяина к другому, гуляя по разным социальным уровням, среди совершенно разных человеческих типажей. И мне это представляется очень интересным драматургическим ходом. И та машина, о которой говорим мы с Сорокиным, - это машина определенного времени, точнее - нескольких поколений. Скажем, двух, трех.
Вообще, мы привязаны к каким-то своим вещам. И когда мы эти вещи уважаем, когда мы, прожив с ними жизнь, их сохраняем, чисто по человечески это очень правильно. Раньше главной такой вещью у нас был дом, в котором жило не одно поколение людей. Или вещи, которые передавались по наследству, когда все мы были еще достаточно бедны. Я помню, что когда-то ходил в перешитых отцовских вещах. И они меня грели.

- В вашем новом фильме эта машина наделена какой-то человеческой энергетикой?

- Любой предмет, наполняясь человеческой любовью или вниманием, фактически начинает с этим человеком общаться. Мистически, что ли. И я, кстати далеко не первый, кто обращается к такой "очеловеченной" истории автомобиля.
Довольно много подобных попыток было сделано и в Америке, и в Европе. Всякий раз это делалось по разному. И это не случайно: автомобиль в этом веке сыграл свою очень существенную роль. Столь же уникальную роль он сыграл и в кино.

- А можно ли различать автомобили по половым признакам? Можете ли вы сказать: эта машина - мужчина, а эта - дама?

- Можно поиграть и в эту игру. Есть, например, машины явно среднего рода, "оно". Оно очень хорошее, но это - "оно". И я не знаю, что с ним делать и куда девать - ни туда, ни сюда! Например, Opel. Он сделан, что называется, "для населения". Вообще, не люблю вещи, которые сделаны "для населения". Я люблю вещи, сделанные для конкретного человека, которые могли бы его лично интересовать, волновать, если угодно.
Вот, например, про марку Porshe говорят, что у нее самая эротическая задница. И действительно, у нее эта форма удивительно эротическая. Хотя вообще-то все предметы эротичны и чувственны. Если, конечно, они не бездарны. Так же как есть и удивительно эротические цветы. Особенно тропические. Просто наглые! Настолько, что неловко, неприлично на них смотреть! И есть, с другой стороны, анютины глазки. Одно название чего стоит! Или - горошек! Так и автомобили. Есть автомобили с характером, этакие монстры. Не зря же к примеру, "мерседес" зовется "мерином". Он и есть "мерин". И я бы на мерине не ездил. А моя машина Porshe, конечно, мужского пола. Но есть и очень изящные женские машины, с норовом, со своим стилем. Разумеется, их могут водить и мужчины, но по характеру они все-таки женские. А Ferrary по голосу и по всему прочему - мужская. С таким характерным и жутковатым рыком.

voxSto-n2YW-ivandyxovichnyj08.jpg

- И тем не менее кто-то из ваших друзей заметил, что вы водите автомобиль так, как будто занимаетесь сексом.

- Наверное, да. Но мне кажется, если человек обладает чувством владения жизнью, предметом, то он это выражает буквально во всем. Кстати, вы и в любви, когда ею занимаетесь, не всегда бываете удачны и совершенны. В этом смысле владение автомобилем вполне этому соответствует. Бывают состояния, когда вам все удается. Машина вас слушается, и вы делаете с ней все, что хотите. Она с вами попросту сливается... Хотя, конечно, любовь намного изящнее и сложнее. Там, правда, тоже есть этот момент взаимодействия: кто-кого.
Любовники, как ни странно, - вечные враги. И только на какие-то мгновения они могут стать одним целым. Автомобиль тоже может капризничать, ломаться, отказываться куда-то ехать... У меня был случай, когда я продавал автомобиль, с которым долго прожил (это, кстати, была первая модель "Жигулей"). И тут я столкнулся с ситуацией, когда машина просто не захотела со мной расставаться.
До того я никогда ее не бил, но в день продажи она вдруг разбилась, и люди не захотели ее покупать. И я понял, что сам провоцирую ее на то, чтобы она от меня не уходила. Так и в нашей новой картине жизнь машины имеет определенное мистическое наполнение: все, что с ней происходит, можно расценить и как случай, и как некую внутреннюю закономерность. Она, как катализатор, усиливает все жизненные процессы вокруг себя. Как только она попадает к вам, все, что вам не нужно, вдруг отпадает, а все, что нужно, напротив, приходит в руки. А уж как вы этим пользуетесь - другой вопрос.

- Когда впервые вы ощутили в себе эту страсть? Складывалось ли это ощущение постепенно или вы с ним родились?

- Мне кажется, это все присутствует у человека с момента его рождения. Когда я был маленький и у меня была нянька, говорят, у нее не было со мной никаких проблем. На прогулке она просто подводила меня к любой из трофейных машин (а тогда были в основном трофейные машины) и оставляла меня возле нее, завороженным, на любое время. Никакие игрушки и другие дети не могли меня так загипнотизировать. И с тех пор этот гипноз только прогрессировал. Со временем я сам научился водить машину, никто меня специально этому не учил. Я просто смотрел, как у водителя двигаются ноги, как - руки, а потом сел и поехал.
Мне кажется, это одно из проявлений умения отслеживать жизнь. У меня это чувство - генетическое.

Светлана Конеген


Наверх