О чем поет Высоцкий

0 169
0 0

Газета "Советская Россия", 9 июня 1968 года

В старину, говорят, в Москву за песнями ездили. Да, собственно, почему только в старину? Сколько замечательных песен, родившихся в столице, помогали советским людям строить и жить, бороться и побеждать.
Замечательные песни создают московские композиторы и сейчас. Только совсем не такие песни везут некоторые "барды" из Москвы. И звучат они в городах, находящихся на весьма солидном расстоянии от столицы. Быстрее вируса гриппа распространяется эпидемия блатных и пошлых песен, переписываемых с магнитных пленок. Быть может, на фоне огромных достижений литературы и искусства это кажется мелочью, "пикантным пустячком". Но у нас на периферии вредность этого явления в деле воспитания молодежи видна совершенно отчетливо.
Мы очень внимательно прослушали, например, многочисленные записи таких песен московского артиста В.Высоцкого в авторском исполнении, старались быть беспристрастными.
Скажем прямо: те песни, которые он поет с эстрады, у нас сомнения не вызывают и не о них мы хотим говорить. Есть у этого актера песни другие, которые он исполняет только для "избранных". В них под видом искусства преподносится обывательщина, пошлость, безнравственность. Высоцкий поет от имени и во имя алкоголиков, штрафников, преступников, людей порочных и неполноценных. Это распоясавшиеся хулиганы, похваляющиеся своей безнаказанностью ("Ну, ничего, я им создам уют, живо он квартиру обменяет".
У Высоцкого есть две песни о друге. Одна написана для кинофильма "Вертикаль", другая с экрана не звучала. Люди из этих песен очень разные: один отправляется в горы, другой едет в Магадан. Что ж, ехать в Магадан, как и в другие края, чтобы строить, бороться с трудностями, - дело похвальное. Но Высоцкий воспевает не это. Он спешит "намекнуть", что его друг едет в Магадан "не по этапу, - не по этапу, его не будет бить конвой, он добровольно".
Вначале трудно даже понять, кто более дорог Высоцкому: тот друг, который поддержал его, свалившегося со скал, или тот, который едет в Магадан, потому что "с него довольно" (чего довольно?) и что автору ближе - "испробовать свои силы в горах" или "уехать с другом заодно и лечь на дно"?
Но в конечном итоге друг выбран. И совсем не тот, что "шел за тобой, как в бой", а тот, который идет "на дно". Певец клянется ему в своей верности:

Я буду петь под струнный звон
Про то, что будет видеть он.

Во имя чего поет Высоцкий? Он сам отвечает на этот вопрос; "ради справедливости и только". Но на поверку оказывается, что эта "справедливость" - клевета на нашу действительность. У него, например, не находится добрых слов о миллионах советских людей, отдавших свои жизни за Родину. Странно, но факт остается фактом: герои Отечественной войны, судя по одной из песен Высоцкого, - это бывшие преступники, которые "не кричали "ура", но явились чуть ли не главной силой и не будь их - нам не удалось бы победить врага.
Высоцкий сложил "Сказку о русском духе", который вылился из винной бутылки, но, несмотря на свои способности, "супротив милиции ничего не смог". Забрала "русского духа" милиция:

Вывели болезного, руки ему за спину,
И с размаху кинули в черный воронок.

В программной песне "Я старый сказочник" Высоцкий сообщает:

Но не несу ни зла я и ни ласки...
Я сам себе рассказываю сказки.

Ласки он, безусловно, не несет, но зло сеет. Это несомненно. Так, например, взяв строчку из поэмы В.Маяковского, он предлагает ее в такой обработке:

И думал Буткеев, мне челюсть кроша,
Что жить - хорошо и жизнь - хороша!

Могут подумать: паясничает актер, просто ублажает низменные вкусы. Однако, оказывается, Высоцкому приятна такая слава, которая "грустной собакой плетется" за ним. И в погоне за этой сомнительной славой он не останавливается перед издевкой над советскими людьми, их патриотической гордостью. Как иначе расценить то, что поется от имени "технолога Петухова", смакующего наши недостатки и издевающегося над тем, чем по праву гордится советский народ:

Зато мы делаем ракеты,
Перекрываем Енисей,
А также в области балету
Мы впереди планеты всей

В школах, институтах, в печати, по радио много усилий прилагается для пропаганды культуры речи. Борются за чистоту разговорного языка лингвисты и филологи. А артист Высоцкий уродует родной язык до неузнаваемости. Чего стоит хотя бы это: "из дому убег", "чегой-то говорил", "из гаражу я прибежу" и "если косо ты взглянешь, то востру бритву наточу", "чуду-юду победю" и т.д. и т.п.
Все это совсем не так наивно, как может показаться на первый взгляд: ржавчина не вдруг поражает металл, а исподволь, незаметно. И человек не вдруг начинает воспринимать и высказывать чуждые взгляды. Сначала это просто сочувствие преступникам на том основании, что они тоже люди. Сначала - вроде шутя о милиции, которая "заламывает руки" и "с размаху бросает болезного", а потом возникает недовольство законом, правосудием. "Различие между ядами вещественными и умственными, - писал Лев Толстой, - в том, что большинство ядов вещественных противны на вкус, яды же умственные ...к несчастию, часто привлекательны."
Привлекательными кажутся многим поначалу и песни Высоцкого. Но вдумайтесь в текст и вы поймете, какой внутренний смысл таится за их внешностью.
Мы слышали, что Высоцкий хороший драматический артист, и очень жаль, что его товарищи по искусству вовремя не остановили его, не помогли ему понять, что запел он свои песни с чужого голоса.

Г.Мушита, преподаватель консультационного пункта Государственного института культуры, Саратов, А.Бондарюк. (Наш корр.). "Советская Россия", 9 июня 1968 года
Наверх